семья

Текст о самом важном

Есть в Минске замечательное атмосферное место – рынок Харчевый, или просто Харчевый. Туда сейчас, променяв Ждановичи и даже Комаровку, ездит моя мама на субботние закупки. В детстве мы с мамой часто бывали там – покупали мандарины, морковку, кроссовки и куртки.

И вот сегодня я проходила мимо. И даже зашла побродить, посмотреть, что изменилось. Как будто и не было этих 10 лет… Вдоль рынка также стоят бабушки в две шеренги – продают закатки, тыкву, вязаные носки и варежки, джемпера и палантины.

Самой крайней, ближе к легендарному "Горячему хлебу", стояла бабулька, которая резко отличалась от коллег. Она и стояла-то в стороне немного, как бы отдельно от остальных. Беленькая такая бабулька, чистенькая. В светлом теплом платке. Не удивлюсь, если это тот самый оренбургский пуховый платок. И вот стоит она, руки в варежках сложила, смотрит вдаль… А перед ней – колготочки. Теплые детские разных цветов. Каждые камушком прижаты, чтобы ветер не унес. Иду и ком к горлу подступает. Подхожу к "Хлебу", думаю: неужели такая маленькая пенсия у этой бабульки? Что приходится распродавать колготки детей? Или внуков?.. Почему она здесь?

Тема эта мне близка.Был в моей жизни тяжкий этап, такие приличные эмоциональные качели. Когда мне было лет 11-12, моя бабушка жарила семечки и около универсама их продавала. Я страдала невыносимо. Пенсия у бабушки приличная (высшее образование МГУ, провизор, всю жизнь была заведующей аптек), мама моя уже тогда зарабатывала неплохо. И вот моя умная, красивая, невероятно любимая, родная бабушка в платочке на складном стульчике торгует семечками! Это был страшный удар для меня. Я думала: кто-то будет идти мимо и думать, проглатывая ком: бедная бабулька, денег совсем нет, наверное, пенсия маленькая, а родные бросили несчастную…

Я плакала, умоляла просила бабушку не ходить торговать семечками. Она смеялась, гладила меня по голове, целовала: «Милая, чего ты плачешь? Мне же это нравится! Там есть с кем пообщаться! Я целый день с бабками и покупателями разговариваю. А дома я одна: мама на работе, ты до позднего вечера в школе». Тогда бабушка еще не была фанатом сериалов… Вскоре она перестала продавать семечки – сказала, что тяжело ей сидеть целый день на улице. Я думаю, ей просто стало жаль меня – я никак не могла смириться с ее уличным хобби.

И вот сегодня эта бабулька. Возвращаясь, я купила охапку еловых лапок. Напротив все стоит она. Смотрит на меня, улыбается. «Купили веточек? Правильно! Будет очень приятный аромат в квартире!» - обратилась ко мне. Разговорились.

«Это колготочки моих внучек. Их у меня две, Лиза и Маша, Машенька..» Я им купила пять лет назад, они два раза надели и больше не стали. А сейчас уже и не общаются с бабкой – выросли. Зачем им я, старуха?.. Да и дочка тоже редко звонит, по праздникам только… Вот, на Новый год, может, позвонит, поздравит…»

Сердце сжалось, ком подступает. Глаза у нее светло-голубые, почти совсем потеряли цвет… Улыбается, дрожит тихонько. Я стою и не знаю, что сказать.

«Мне так одиноко одной… - прервала мои грустные мысли. – Зрение слабое, телевизор я не люблю, читать не могу… Общаться почти не с кем. Так я вот прихожу на пару часиков сюда, за молодежью наблюдаю. Вот с вами поговорила, настроение лучше стало. Буду долго наш разговор вспоминать. Вы красивая такая, приятная. Глаза у вас добрые. Хорошая девочка. Пусть у вас все будет хорошо!»

По дороге домой я думала: вот что приводит стариков в переходы и к супермаркетам, рынкам. Не маленькие пенсии. Одиночество. Это куда хуже...

Пришла домой. Поставила ветки в воду. Набрала бабушку. «Ты после Дня рождения и не была у нас, уже две недели прошло. Я соскучилась», - призналась бабушка. «Приедешь завтра?» Приеду, милая. Обязательно.

Позвоните своим бабушкам. Дедушкам. Мамам и папам. Сестрам и братьям. Им нужен ваш голос. Это самое важно в жизни. Я точно знаю.

Этот текст я написала ровно год назад. Он актуальный и сегодня, и через год, и всегда.
Как здорово!
Я готова подписаться под каждым словом!
Моя бабуля сегодня так трогательно расплакалась, когда я к ней нагрянула. И это и есть - самое важное!